• Историки близки к раскрытию тайны Джоконды

    Раскопки ведутся в монастыре святой Урсулы группой энтузиастов, которую возглавляет бывший актер Сильвано Винчети. Цель историков — не подтвердить, что в монастыре похоронена та самая Джоконда, а, напротив, опровергнуть популярную версию.

    Для этого им придется идентифицировать останки загадочной женщины, а затем восстановить ее облик. С подробностями — корреспондент ИТАР-ТАСС в Италии Вера Щербакова на радио «Вести ФМ».

    Раскопки начались более года назад, и у исследователей уже есть солидный набор костей — от маленьких фрагментов до частей скелета. Ученые отталкиваются от обнаруженных записей о захоронениях в середине ХVI века в монастыре святой Урсулы. Среди нашедших в женской обители свой покой — флорентийская аристократка Лиза Герардини, супруга богатого купца Франческо Дель Джокондо. Оставшись вдовой, последние пять лет жизни она провела в монастыре у своей дочери - монахини. Именно Лиза Герардини Дель Джокондо, согласно записям знаменитого искусствоведа Возрождения Джорджо Вазари, послужила моделью для знаменитого портрета Леонардо, заказанного художнику ее мужем. Ученые уже вскрыли могилы на половине исследуемой территории бывшего монастыря, который пережил разные перипетии за последние 500 лет. В ХVII веке он горел, в начале Х1Х века там вообще открылась табачная фабрика, а во время Второй мировой войны здание стало прибежищем для бездомных.

    Все добытые костные экземпляры проходят тройной анализ: на определение возраста и половой принадлежности. Но для достижении цели — идентификации женщины и восстановления ее истинного облика ученые должны найти ее череп.

    К счастью, точно известны места захоронения детей Лизы Герардини, чьи останки послужат образцом ДНК. Несмотря на упорные поиски, сам Винчети почти уверен, что Герардини не является Джокондой. И вовсе не потому, что моделями Леонардо называются и другие видные женщины той эпохи — из миланского рода Сфорца, представители которого были заказчиками Леонардо во время его «миланского периода» до отъезда во Францию. Есть версия, что Мона Лиза — автопортрет либо самого да Винчи, либо изображение молодого подмастерья Джан Джакомо Капротти, по прозвищу «Дьяволенок». По другим версиям, пейзаж, которыми Леонардо сопровождал все свои портреты соответствует окрестностям городка Боббио на севере Италии, а вовсе не изображает тосканские холмы в районе Флоренции. «Леонардо не был портретистом, — говорит Винчети, — Да Винчи не писал просто людей, он изображал Вселенную, мироздание через изображение внутреннего мира, души человека». Он убежден, что «Мона Лиза» – это духовное завещание, послание миру Леонардо. Недаром творец не расставался с портретом и всюду возил его с собой до смерти.

    Кроме того, в глазах Моны Лизы он обнаружил тайный шифр – латинские буквы, которые могут означать и инициалы да Винчи, и цифры 72, кроющие тайный смысл. Винчети уже провел параллели с другой знаменитой работой Леонардо — фреской «Тайная вечеря», где тоже фигурирует 72. Многие итальянские исследователи творчества Леонардо не относятся серьезно к измышлениям Винчети, историка-любителя, бывшего радио-актера.

    К историческим поискам его подтолкнул случай – на государственном радио «РАИ» он читал исторические детективы. В 2002 году Винчети готовил в родном городке Скандьяно в северной области Эмилия-Романья радио-спектакль об итальянском поэте, философе, писателе XV века Маттео Марии Бойардо. Случайное знакомство с одним местным историком стало поворотным для Винчети. Тот поделился с актером своими изысканиями места захоронения великого земляка.

    Самое громкое предприятие Комитета, благодаря которому он получил известность, это поиски захоронения Караваджо, умершего на пустынном тосканском пляже в 1610 году. К 400-летию смерти художника Винчети удалось представить его доподлинные кости, обнаруженные в общей могиле в городке Порто Эрколе.