• СТРУКТУРА ЭКОНОМИКИ. docx

    Выполнил: Карецкий Е. О.

    Проверила:

    Волгоград 2010г

    Историческое развитие модели итальянской экономики.

    Одним из главных факторов, оказавших влияние на формирование модели итальянской экономики, была запоздалая индустриализация, которая с самого начала поставила эту экономику в положение слабого партнера на быстро развивавшемся европейском рынке. Несмотря на форсированный рост в отдельные периоды (1896-1914 гг. 30-е годы, "экономическое чудо" послевоенных лет, отчасти 80-е годы) и бесспорную принадлежность страны к "большой семерке", Италии так и не удалось до конца стереть эту печать полупериферийности. По абсолютным масштабам производства некоторых важнейших видов промышленной продукции она еще перед Первой мировой войной вышла на 8-е место в капиталистическом мире, хотя ее промышленный экспорт на 40% состоял из текстиля. Спустя почти столетие страна по-прежнему специализируется главным образом на производстве потребительской продукции.

    Характерной реакцией на относительную слабость позиций в мирохозяйственной иерархии всегда было активное участие государства в воспроизводственном процессе. Компенсируя своими ресурсами нехватку инвестиционных возможностей национальной буржуазии, государство создавало первые предприятия тяжелой и военной промышленности, расширяло транспортную сеть.

    В 30-х годах, в условиях мирового кризиса и депрессии, фашистское правительство осуществило тотальную перестройку экономики на началах дирижизма и автаркии, включая огосударствление банковской системы и принудительную картелизацию промышленности. Был создан ряд стратегически важных отраслей, проведена мелиорация земель в отдельных районах Юга.

    В послевоенный период массированные государственные капиталовложения в ключевые отрасли экономики обеспечили рывок, благодаря которому Италия превратилась в развитую индустриально-аграрную страну и вошла в круг лидеров капиталистического мира. В настоящее время, несмотря на частичную приватизацию, государственный сектор остается одним из крупнейших в Европе, лишь ненамного ослабив свою доминирующую роль в национальной экономике.

    Специфика итальянской модели во многом обусловлена исторически сложившейся региональной неоднородности страны. Возникшее в 1861 г. национальное государство было плодом политического компромисса между буржуазией Севера, которая возглавляла процесс объединения, и латифундистами Юга, которые сумели обусловить этот союз отказом от проведения аграрной реформы. Производственные системы обеих частей страны, характер их связи с внешним рынком изначально были разными.

    Такой симбиоз имел результатом не только узость внутреннего рынка, тормозившую развитие страны, но и углубление раздвоение национальной целостности: в течение десятилетий индустриализация Севера питалась притоком капитала и рабочих рук из южных районов, лишая их возможности преодолеть свое отставание. Несмотря на то, что в послевоенные годы государство насаждало на Юге крупную промышленность и предоставляло щедрые бюджетные трансферты, проблема не решена и по сей день: разрыв показателей национального дохода на душу населения по сравнению с 20-ми годами, по некоторым оценкам, даже несколько возрос.

    Изменения в механизме управления экономикой.

    Финансовый закон 1992 г. отводил приватизации роль ключевого инструмента новой экономической политики. В соответствии с ним главные государственные холдинги ИРИ и ЭНИ, публичные агентства КРЕДИОП и ИМИ, ряд государственных монополий подлежали немедленному акционированию. Право собственности на активы кредитных институтов вместе с ответственностью за реструктуризацию и продажу отдельных компаний переходило к казначейству. Часть средств от приватизации предполагалось передавать ИРИ и ЭНИ, другую часть использовать для покрытия государственного долга.

    После продолжительных дебатов было решено, что форма приватизации будет избираться применительно к каждому отдельному случаю. Прибыльные банки, страховые компании и промышленные предприятия подлежали немедленной продаже без реструктуризации, убыточные предполагалось сначала реструктировать. В ряде случаев (отраслевые холдинги ЭНЭЛ, СТЕТ) государство сохраняло за собой «золотую акцию». В 1994 г. были законодательно определены стратегические секторы с особыми прерогативами государства: некоторые предприятия оборонной промышленности, телекоммуникаций, транспорта и энергетики должны были изменить отдельные статьи документов, определяющих их юридический статус, таким образом, чтобы казначейство получило право вето на трехлетний срок, если 10% (или более) их капитала окажется в руках одного инвестора.

    Для рассредоточения отчуждаемой государственной собственности среди возможно большего числа мелких держателей закон устанавливал потолки единоличного участия в капитале приватизируемых предприятий. С другой стороны, в ряде случаев считалось важным наличие «твердого ядра» собственников, которым запрещалось перепродавать акции, и вводились специальные (с правом голоса) права собственности. Были установлены правила, обеспечивающие большую прозрачность функционирования корпораций. Так, регистрации подлежали все соглашения, заключенные между акционерами котирующихся на бирже компаний (включая голосующие и консультативные трасты). В 1990 г. в стране впервые было принято антимонопольное законодательство, вводившее нормы регулирования картелей, ограничившее возможности злоупотребления доминирующим положением и ставившее под контроль процесс слияний и поглощений.

    Ускорилась модернизация банковской системы, начало которой было положено на рубеже 80-90-х годов в связи с утверждением директив Комиссии ЕС. Согласно законодательству, принятому еще в 1936 г. долгосрочное кредитование велось небольшим числом специализированных институтов публичного права и использовалось как инструмент государственной политики развития отдельных отраслей и районов. Краткосрочный кредит был отдан коммерческим банкам и являлся главной формой их участия в инвестиционной деятельности нефинансового сектора. Коммерческие банки не имели права владеть акциями промышленных предприятий и быть представленными в их административных советах. Было только три деловых банка, широко занимавшихся инвестиционными операциями: два банка публичного права – «ИМИ» и «Медиокредито Чентрале», которые специализировались на поддержке госсектора и МСП, и "Медиобанка", с преобладанием частного и иностранного капитала, обладавший высокой степенью независимости от государства и занимавший стратегическое положение в сети межфирменных участий в капитале.

    По новому законодательству, вступившему в силу с 1994 г. специализированные кредитные институты преобразуются в акционерные общества с продажей 49% их капитала на открытом рынке, а для коммерческих банков значительно смягчаются ограничения на владение акциями нефинансовых предприятий. Цель реформы заключается в движении банковской системы к модели «универсального банка», восстанавливающей эффективный контроль банков над промышленностью и их непосредственное влияние на управление и хозяйственную стратегию предприятий.