• Торговые связи Юга России (Приазовского и Донского края) и Италии

    в конце 19 – начале 20 века

    1. Введение

    Общеизвестно, что очень тесными были революционные связи России и Италии (участие русских в стане Гарибальди, деятельность Бакунина, Кравчинского, Гоца, Плеханова и др.). Между тем еще на третьей конференции советских и итальянских историков (Москва, 8-10 апреля 1868 г.) Гуидо Куацца (Турин) и Лючио Виллари (Рим) обратили внимание на то, что во второй половине XIX в. влияние деловых кругов на политическую деятельность имело большее значение, чем революционная деятельность.

    2. История вопроса

    Известно, что еще в средние века Византия большую часть важнейших продуктов питания, в первую очередь рыбу и зерно, получала из Северного Причерноморья и Приазовья.

    В недалеком прошлом и на Дону на больших площадях возделывали твердую, в основном яровую, пшеницу. Зерно этой культуры пользовалось большим спросом как внутри страны, так и на зарубежных рынках.

    Еще в 1862 году Н. Джурич в работе «О значении южного края для России» писал: «Пшеница составляет важнейший предмет отпускной торговли Таганрога …. В особенности славится Таганрогская Арнаутка, которая по причине своей тяжеловесности, прочности и других преимуществ продается на заграничных рынках решительно дороже всех самых высоких сортов пшеницы всевозможных мест».

    3. О пшенице твердых сортов

    Твердая пшеница имеет большое продовольственное значение и занимает в мире второе, после мягкой пшеницы, место по посевным площадям – около 17 млн га, или 8 % от всех посевов пшениц. До второй мировой войны СССР оставался одним из крупнейших производителей высококачественного зерна твердой пшеницы. В России в настоящее время посевы этой культуры сосредоточены в Поволжье, Южном Урале, Западной Сибири, Алтае, Северном Кавказе.

    Яровая твердая пшеница оставалась наиболее распространенной культурой до середины прошлого века. Однако с внедрением в производство высокопродуктивных сортов озимой мягкой пшеницы, таких как Безостая, Мироновская 808, Ростовчанка, яровая твердая пшеница, как культура низкоурожайная, была практически вытеснена из посевов. Если в 1913 году она занимала в Ростовской области 1 млн 600 тыс. га, в 1940 г. – 802 тыс. га, в 1973 г. – 65,9 тыс. га, то в последние 10 лет - не более 10-15 тыс. га (1,0-1,5 % от посевов озимой мягкой).

    В XVIII в. в степной зоне осваивались и устойчивые к зною сорта, в частности, пшеница-арнаутка (арнаутами в Росси называли греков и албанцев), любившая сухую и теплую почву.

    Яровая твердая стекловидная пшеница арнаутка (по-российски ее звали "горновка", белотурка, кубанка) отличалась повышенным содержанием белка и потому особенно ценилась промышленные и вкусовые качества. В округе Таганрога и Мариуполя в придонских степях получали сказочные урожаи пшеницы: "тридцатикратные и даже сороковые пшеничные жатвы в сих странах не суть редкость". Правда, речь идет о новине в первые 4—5 лет "на одном поле без унавоживания" 178. При этом обработка земли оставалась минимальной.

    . На рубеже XIX-XX веков самая лучшая и самая популярная твердая пшеница для производства итальянской пасты поступала из России. Поскольку ее вывозили через таганрогский порт, ее так и называли "Таганрог". Существовал даже особый сорт Pasta Taganrog – южно-российский сорт твердой пшеницы, который сами итальянцы считали непревзойденным для изготовления пасты. Вот что пишет о ней историк Винченцо Аньези: "Знаменитая пшеница "Таганрог" была, вне всякого сомнения, королевой пшеницы для пасты. Так, из Лигурии в Нью-Йорк экспортировалась паста только из этой пшеницы. Надпись на упаковке "Изготовлено из пшеницы "Таганрог" считалась гарантией высочайшего качества пасты".

    Вот как видят макаронные изделия, или, как их называют на родине, пасту, сами итальянцы. "Еда для нас святое, а макароны - это наше все, - говорит Джузеппе Стайано, шеф-повар ресторана "Верона". - Любовь к макаронам дети впитывают с молоком матери, сосут сырые макароны вместо пустышки, а как только начинают говорить, первым делом требуют макароны. В Италии существуют культ семьи и культ еды. А макароны - еда, которая сближает семью. Их едят все вместе, за общим столом, и не торопясь обсуждают семейные дела".

    Первый удар этой отрасли в России был нанесен Первой мировой и затем Гражданской войной. А после революции 1917 года экспорт зерна из России был полностью прекращен. Что, в конечном счете, и привело к утрате этого уникального сорта пшеницы.

    4. Политико-экономическая база российско-итальянских отношений

    Российско-итальянские отношения строились на основе Договора от 1863 г. Этот Трактат устанавливал начало «взаимного благоприятствования» в торговле между Россией и Италией.

    Особенно оживился хлебный рынок после крестьянской реформы 1861 года. Хлеб, муку, зерно водным путём через Ростов и Таганрог вывозили за границу.

    Италия являлась одним из главных рынков сбыта русской пшеницы. До 1884 года Россия была практическим единственным экспортером пшеницы в Италию. Затем основными соперниками России на итальянском хлебном рынке становятся Румыния и США. В 1893-1897 объем импортируемой русской пшеницы в Италии составлял - 89.5 %. на долю Румынии приходилось 6,3%, а на долю США– 0, 2%. Итальянцы высоко ценили качество южно-русской твердой пшеницы, называемой «Таганрог», и на тот период все попытки американцев вытеснить Россию с хлебного рынка Италии провалились. Кстати, США тогда вывозили в Европу избытки своей пшеницы, но в то же время покупали в Италии макароны (1908 г. – 2 млн пудов), изготовленные из русской твердой пшеницы (Астафьев и Чехович, 1909).

    Цены на пшеницу в Италии (1909 )

    24 - 25 лир за квинтал (6,1 пуда) – русская пшеница

    21 лира за квинтал (6,1 пуда) – американская пшеница

    17-18 за квинтал (6,1 пуда) – итальянская пшеница

    Импорт хлеба в Италию

    В конце 80-х - начале 90-х гг. Италия импортировала из России 35149 тысяч пудов хлебной продукции. Другие данные: