Итальянский историк-любитель обещает определить останки «Моны Лизы»

Сильвано Винчети вскрыл флорентийский склеп, чтобы опознать кости Лизы Герардини, предполагаемой модели «Моны Лизы»

Самопровозглашенный итальянский детектив, занимающийся загадками из истории искусства, заявил, что он сделал важный шаг к тому, чтобы определить останки женщины, которая, вероятно, послужила моделью для «Моны Лизы».

Сильвано Винчети (Silvano Vinceti) и его сотрудники, которые уже два с половиной года ищут тело Лизы Герардини (Lisa Gherardini), вскрыли открывавшийся в последний раз 300 лет назад Склеп мучеников во флорентийской базилике Сантиссима-Аннунциата.

В прошлом году команда Винчети вывезла восемь скелетов из флорентийского монастыря святой Урсулы, который считается местом погребения Герардини – жены богатого торговца шелком, жившей в эпоху Возрождения и предположительно позировавшей Леонардо да Винчи для портрета.

Сейчас три из этих скелетов исследуются в Болонском университете методами радиоуглеродного анализа. Винчети хочет выяснить, жили ли эти люди в 1500-х годах, когда Леонардо, по-видимому, работал над своей самой знаменитой картиной. Впрочем, даже если период совпадет, это не станет окончательным доказательством. Именно поэтому Винчети счел необходимым вскрыть Склеп мучеников, служивший для семьи Франческо ди Бартоломео дель Джокондо (Francesco di Bartolomeo del Giocondo), мужа Лизы Герардини, фамильным местом погребения, и отыскать в нем в останки ее сына.

Если анализ по ДНК костей из Склепа мучеников и одного из скелетов из монастыря святой Урсулы выявит родственную связь, проект, по словам Винчети, перейдет в «самую интересную» фазу – к реконструкции лица женщины.

Начавшиеся в апреле 2011 года поиски Герардини – далеко не первая попытка Винчети разгадать тайны великих произведений итальянского искусства. В кругах местных искусствоведов его имя известно не меньше, чем сама «Джоконда», но репутация у него не самая лучшая.

В пятницу историк искусства Томазо Монтанари (Tomaso Montanari) раскритиковал Проект «Мона Лиза», заметив, что Герардини нельзя с уверенностью назвать исходной моделью и что в монастыре святой Урсулы похоронены сотни, если не тысячи женщин и найти среди них одну конкретную вряд ли возможно.

В своей статье на сайте итальянской газеты Il Fatto Quotidiano Монтанари также добавил, что руководитель проекта – «не ученый».

В 2010 году, когда Винчети объявил, что он нашел в склепе в Тоскане кости Караваджо, Монтанари обвинил его и его компанию – «Национальный комитет по культурному и экологическому наследию» - в «крайне неприглядной» попытке привлечь туристов, воспользовавшись 400-й годовщиной смерти художника.

Защищая свои методы, Винчети заметил: «Я не знаю Томазо Монтанари лично, но я сказал бы, что вместо того, чтобы выносить приговоры в манере Робеспьера и Дантона, ему стоило бы прочесть все документы, полностью ознакомиться с исследованиями… и лишь потом делать выводы».

Впрочем, Винчети раздражает искусствоведов не только в Италии. Два его прошлых заявления о «Моне Лизе» – о том, что в ее правом зрачке можно увидеть буквы L и V, и о том, что музой да Винчи был юноша, – были отвергнуты экспертами из парижского Лувра, в котором висит картина, продолжающая завораживать туристов своей загадочной улыбкой.