• Итальянцы в снегах

    Язык не поворачивается назвать несчастных итальянцев оккупантами. Тем более что они не творили зверств в отличие от других гитлеровских сателлитов – румын и венгров. Вообще-то Гитлер не приглашал Муссолини в поход по России. Дуче сам навязался, рассчитывая в результате чужого блицкрига получить какие-то политические дивиденды, поучаствовать в победе над большевизмом и разделе мира. К тому же фюрер обещал поделиться богатствами Украины.

    Для страны, которая с трудом переносила тяготы войны в Африке и на Балканах, еще один фронт оказался совсем уже невыносимым. И имел неожиданные последствия. Уцелевшие солдаты в большинстве стали непримиримыми врагами фашистского режима и главной ударной силой партизанского движения Италии.

    В преамбуле книги подробно рассказано об амбициях Муссолини и участии Италии во Второй мировой войне. Итальянский народ в отличие от немцев не погрузился в милитаристский угар. Более того, поражения и экономические проблемы пробуждали антифашистские настроения.

    Первой недели боев на Восточном фронте хватило Гитлеру, чтобы понять: от помощи союзников отказываться неразумно. 30 июня 1941 года он разрешил дуче послать в «крестовый поход» против большевиков итальянский корпус и истребительную авиацию. И итальянцы пошли в буквальном смысле, поскольку немцы транспорта не предоставили. На сотни километров растянулись колонны, месящие осеннюю грязь. Немцы не давали союзникам бензина. А потом началась зима.

    Первые столкновения с отступающими советскими войсками случились 11 и 12 августа. Итальянские историки помпезно именуют это сражением в междуречье Днестра и Буга. Здесь дивизия «Пасубио» потеряла 17 человек убитыми и 85 ранеными.

    Часто можно услышать, что итальянцы – плохие солдаты. Однако документальные свидетельства, приведенные в книге, отнюдь этому не соответствуют. Больше всего боевые способности итальянцев принижают немцы, обвиняющие их в своих поражениях. При этом гитлеровское командование крайне плохо относилось к союзникам. Порой их не обеспечивали ни боеприпасами, ни продовольствием. И вообще относились к ним, как к недочеловекам. Из-за этого часто возникали конфликтные ситуации.

    В книге последовательно рассматривается ход боевых действий, в которых участвовали итальянцы, состав подразделений, вооружение и снаряжение. И моральное состояние войск. Даже немцы отмечали, что у итальянцев нет причин воевать. А один из пленных итальянцев прямо сказал: «Солдаты не только не знают, за что они воюют, но они не желали и не желают этой войны. Поэтому они только и думают о том, как бы вернуться домой».

    Тыловые штабы итальянского корпуса были безобразно раздуты, на складах царило воровство. А солдаты на фронте голодали и замерзали. В сентябре 1942 года, по официальному докладу начальника санитарной службы XXXV корпуса 8-й итальянской армии, 60–70% личного состава были сильно истощены, 70% болели дизентерией, 50% – ревматизмом, 30–40% страдали авитаминозом, 20% – сердечными неврозами. Неудивительно, что дезертирство началось еще осенью 1941-го. В сталинградской операции именно итальянские и румынские войска оказались слабым звеном. Ликвидация немецкой группировки под Сталинградом подробно освещается в книге.

    Шесть итальянских дивизий были разбиты на Среднем Дону. До 48 тыс. итальянских солдат и офицеров попали в плен. В конечном счете от 229-тысячной армии осталось только 55 тыс. человек в альпийском корпусе, занимавшем позиции на Верхнем Дону. Однако 15 января 1943 года, когда на фронте корпуса еще не прозвучало ни одного выстрела, его штаб уже был разгромлен прорвавшимися советскими танками.

    Альпийский корпус 15 дней вырывался из больших и малых котлов в снег и стужу. В плен попали тысячи солдат и командиры дивизий «Кунеэнзе», «Юлия» и «Винченца» вместе со штабами. Немногим более 13 тыс. альпийцев смогли вырваться из окружения, более половины из них – с сильными обморожениями.

    Финал «великого похода на Восток» гротескно напоминал бегство наполеоновской армии из России. Остатки разбитых частей пешком шли до Гомеля. Немцы отказались предоставить какой-либо транспорт. Истощенные, в лохмотьях, с ногами, обмотанными тряпками, они обменивали на продукты все, что имело хоть какую-то ценность, даже оружие. Воровали и просили милостыню.

    В книге освещены причины поражения итальянской армии, дальнейшие судьбы солдат и офицеров. Их пребывание в плену. Рассматриваются вопросы поиска мест захоронения несчастных итальянцев. Впрочем, еще труднее прояснить что-либо о судьбе советских пленных, взятых итальянцами. Таких наберется в общей сложности около 20 тыс. Скорее всего они оказались в гитлеровских концлагерях, но конкретных данных нет никаких.

    Жестокая усмешка истории – в немецком плену оказалось вдвое больше итальянцев, чем в советском и англо-американском. В сентябре 1943 года, когда Италия решила выйти из войны, ее территорию оккупировали гитлеровцы. Три тысячи из них, в том числе ряд генералов и старших офицеров, были вывезены на оккупированную территорию СССР и расстреляны под Львовом. Тысячи итальянских солдат были уничтожены на Балканах и в самой Италии. Еще больше прошло через концлагеря. Среди репрессированных были и бывшие союзники по Восточному фронту из 8-й армии.

    В конечном счете и павшие в снегах России, и сгоревшие в печах Маутхаузена и Дахау – все они жертвы фашизма.

    Книга дополнена большим справочным материалом: списки командного и боевого состава, приказы, директивы, телеграммы командования, агитационные листовки, оперсводки и приказы советского командования, боевые донесения, доклады. Все это воссоздает широкую картину событий и отдельных ярких эпизодов Великой Отечественной войны.