• Витторио Карпаччо (1460/1465-1526). Продолжение

    Документальных свидетельств об этой поездке, опять-таки, нет никаких, но, надо полагать, она все же состоялась, поскольку именно после нее в картинах Карпаччо появляются следы знакомства с фресками Сикстинской капеллы. Историки искусства считают, что ее следует относить к 1492 году (самое позднее — к началу 1493 года). И, скорее всего, это действительно так, поскольку именно в это время в Риме находился Эрмолао Барбаро, в 1491 году назначенный послом при папском дворе. Коль скоро мы принимаем за истину версию о том, что нашего героя в Рим пригласил Барбаро, то мы должны считаться со сроками пребывания последнего в этом городе. В 1491 году он только-только «поступил на место» и вряд ли стал бы приглашать кого-то, не осмотревшись. В 1493 году он умер. Следовательно, мы располагаем отрезком времени весьма непродолжительным.

    Что касается материальной стороны существования Карпаччо, то его жизнь, как кажется, была «обставлена» очень и очень неплохо. Мастер никогда не оставался без заказов (даже и тогда, когда на небосклоне Венеции уже в полную силу светила яркая звезда Тициана, для Карпаччо все равно находилась работа). Его «постоянными клиентками» были религиозные общества (или. как называли их тогда, «братства») Венеции — скуолы. Три известнейших его цикла были написаны именно для них. Первый из них — «История святой Урсулы» — был заказан ему в 1488 году представителями Скуола ди Сант-Орсола. Второй (единственный, по сию пору находящийся на своем «исконном месте») заказала ему Скуола ди Сан-Джорджо в 1502 году. И, наконец, третий, «Историю святого Стефана», он написал по просьбе Скуола ди Сан-Стефано, объединявшей венецианцев-шерстяников, в 1511—20 годах.

    Помимо того, Карпаччо вместе с Джентиле Беллини и другими живописцами участвовал в создании цикла «История реликвии» и регулярно «подрабатывал» во Дворце Дожей, что тоже обеспечивало неплохой доход (впервые он участвовал в его украшении в 1501 году). Все эти заказы давали ему возможность жить если не роскошно, то, во всяком случае, безбедно. Венеция любила Карпаччо (хотя, может, и не так баловала его, как Тициана), и он платил ей взаимностью. Во многих его работах мы найдем венецианские улицы и дома, с любовной точностью перенесенные на холст. Особенно показательно в этом отношении «Чудо с реликвией», где перед нами предстает захватывающая дух панорама города. А «Лев святого Марка», написанный художником уже в преклонном возрасте, — это одновременно и гимн Венеции, и признание ей в своих нежных чувствах.

    О семье Карпаччо сказать что-либо определенное сложно. То, что он был женат, — не подлежит сомнению, ибо известно, что два его — законных — сына (Пьетро и Бенедетто) также стали художниками. Однако ни того, из какого рода происходила его жена (можно лишь предполагать, что она была дочерью одного из венецианских живописцев — «внутрицеховые» браки в Венеции совершались чаще, чем какие-либо другие), ни даты бракосочетания художника мы не знаем. Непонятно также, пережила ли она своего мужа, или он остался вдовцом. Более того, невозможно даже установить точную дату смерти самого Карпаччо. Последнее документальное упоминание о нем относится к 28 октября 1525 года. А 26 июня 1526 года его сын Пьетро написал письмо, из которого совершенно ясно, что в это время Витторе Карпаччо уже не было в живых.

    В самые поздние годы Карпаччо, очевидно, работал очень мало. После 1520 года он не создал ни одной значительной картины. Последнее, что он сделал, — украсил росписью створки органа в Каподистрии. Эта работа была выполнена в 1523 году, за три года до смерти художника.





  • Похожие записи:
    1. Итальянские сумки fabrizio poker
    2. Итальянский историк раскрыл тайну Моны Лизы
    3. История итальянского виноделия
    4. Итальянский историк посоветовал США научиться договариваться с Москвой
    5. Известный итальянский историк, исследователь Восточного Христианства Джованни Гуайта стал правосла
    6. Известный итальянский историк раскритиковал поиски прототипа «Моны Лизы»
    7. Об итальянском Иркутске расскажут на исторической прогулке по городу